Ваши инструменты управления
  • Промышленное газовое оборудованиеПромышленное газовое оборудование
  • Оборудование для котельных и теплоснабженияОборудование для котельных и теплоснабжения
  • Резервуарные металлоконструкции. Оборудование для резервуарных парковРезервуарные металлоконструкции. Оборудование для резервуарных парков
  • Оборудование и комплектующие для сжиженного углеводородного газаОборудование и комплектующие для сжиженного углеводородного газа
  • Оборудование для строительства и монтажа трубопроводовОборудование для строительства и монтажа трубопроводов

Новое качество рынка нефти

Булат Мингулов «Эксперт» №8 (887)
17 фев 2014, 00:00

Рост производства жидких углеводородов вкупе с ростом энергоэффективности уже с избытком покрывает прирост мирового спроса на нефть и заставляет страны ОПЕК сокращать предложение и наращивать резервы.

Мировой рынок нефти вступает в продолжительный период стагнации. Препятствовать росту цен и подталкивать их к снижению в долгосрочной перспективе будет сложившийся на рынке устойчивый избыток предложения нефти. Начиная с 1999 года, то есть уже 15 лет, рыночная стоимость нефти была как минимум в два раза выше средней себестоимости ее производства. Стабильно высокий и растущий уровень цен привел к началу разработки значительных запасов, ранее считавшихся нерентабельными, а также стимулировал увеличение расходов на интенсификацию добычи, доразведку и расконсервацию старых месторождений.

Целый ряд стран сумел предложить рынку новые объемы нефти и газа, причем значительные. Падение цен на газ в результате сланцевой революции в США (с 550 до 70–150 долларов за 1 тыс. куб. метров) переключило внимание разработчиков залежей сланцевого газа на добычу сланцевой нефти. Канада развернула активную добычу и переработку природных битумов. Австралия начала активно наращивать добычу сланцевого газа и мощностей по сжижению — по прогнозу, к 2017–2018 годам страна станет лидировать в мире по объему экспорта СПГ, обогнав нынешнего лидера — Катар. Одновременно мы видим значительные перспективы роста добычи в ближайшие годы на шельфе Бразилии и в странах Африки, а уже лет через пять в роли активного участника мирового рынка нефти выступит Мексика, которую пока что не считают перспективным игроком. Кроме того, активную работу по разведке и разработке собственных месторождений углеводородов начали такие страны, как Италия, Великобритания, Венгрия и Румыния.

Эта тенденция приняла столь значительный размах, что, несмотря на рост потребления нефти развивающимися странами, объемы ее дополнительного производства в последние два года начали превышать объемы потребления; цены на нефть не только стабилизировались, но и делали попытки просесть. Однако различные обстоятельства (волна арабских революций, гражданская война и падение добычи в Ливии, обострение отношений между суннитскими и шиитскими государствами, гражданская война в Сирии, реальная угроза начала войны между Ираном и Израилем, а также эмбарго на экспорт нефти из Ирана) не позволяли ценам пойти вниз. Когда оглядываешься назад, даже трудно себе представить, что все эти события произошли за последние два года в одном регионе с высокой концентрацией нефтедобычи, однако мы не увидели скачка цен хотя бы до 150 долларов за баррель — цены на нефть стабильно оставались примерно на одном уровне.

Бурный рост добычи в странах, которые прежде не были серьезными игроками на мировом рынке нефти, и перспективы дальнейшего роста были уравновешены нестабильностью политической обстановки в нефтедобывающем регионе. Однако это равновесие куда более хрупкое, чем кажется.

Факторы роста
Рост добычи не единственная причина, которая может спровоцировать значительное снижение мировых цен на нефть.

Во-первых, этому будет способствовать развитие высокотехнологичной многоступенчатой переработки. Простая перегонка нефти дает незначительный объем бензиновых фракций и значительные объемы тяжелых нефтяных остатков — мазута и гудрона, содержащих длинные цепочки ароматических углеводородов и пригодных только для изготовления асфальтов, мазутного топлива и т. д. Однако тяжелые остатки также можно перерабатывать, «разламывая» длинные цепочки ароматических углеводородов при помощи различных установок крекинга и риформинга. Эти технологические процессы позволяют добиться выхода светлых нефтепродуктов в объеме до 90%, а общий объем переработки поднять до 97%. При этом из тонны нефти можно получить большее количество литров нефтепродуктов за счет более глубокой переработки. В энергетической статистике США данная графа отдельно обозначается как «Выигрыш от глубокой переработки» и дает дополнительно 1 млн бар./сутки светлых нефтепродуктов ежегодно. Конечно, в развитых странах глубина переработки нефти уже сегодня достаточно высока, но в развивающихся ее есть куда наращивать.

Во-вторых, высокие мировые цены на нефть породили череду государственных программ экономии — энергосбережение и ужесточение требований к экологичности на транспорте, в промышленности и коммунальном хозяйстве. Причем занялись этим как страны, зависимые от импорта энергоносителей, так и не зависящие от него. Весьма показательным стал пример США, где еще до начала взрывного роста добычи нефти приняли программу энергосбережения и снижения зависимости от импорта нефти до 2020 года (одно из предвыборных обещаний Барака Обамы). Благодаря этой и ранее принятым программам Соединенным Штатам удалось серьезно сократить потребление нефти — с 939 млн тонн в 2005 году до 819 млн тонн в 2012-м, то есть на 120 млн тонн в год. Сходного объема сокращения потребления добились и в странах ЕС.

В-третьих, началось массированное развитие различных альтернативных энергетических технологий по всему миру. Применение многих из них при низких ценах на нефть считалось экономически нецелесообразным, но работу в этом направлении не свертывали по политическим мотивам. Так, Япония 18 лет финансировала программу исследования гидратов метана, залегающих на дне моря, — и в прошлом году начала их добычу. Правительство страны уже пообещало запустить промышленную добычу этого сырья на шельфе в ближайшие пять лет. Китай настолько перестарался с производством фотовольтаических элементов (компоненты солнечных батарей), что обвалил мировые цены на них в двадцать раз за последние два года. При этом КПД новых трехслойных фотовольтаических пленок, по всей видимости, удастся удвоить, доведя его с 22 до 43,5%, что неизбежно подстегнет спрос и спровоцирует новый виток развития отрасли. Кроме того, Китай активно строит заводы газификации угля и привлекает компании из США для разработки своих нетрадиционных месторождений. Южная Корея, не имея собственных источников энергии, решила развивать самый доступный источник и активно разрабатывает технологию высокоэффективного сжигания угля, КПД которого может достичь 65%. Не остается в стороне и Россия, которая активно развивает ядерные технологии и в скором времени, по-видимому, станет первой страной, которой удастся замкнуть ядерный цикл, наладив рентабельную переработку топлива с АЭС.

Сочетание этих трех факторов и роста добычи будет оказывать понижательное давление на стоимость нефти.

За шесть лет до кризиса
Бытует мнение, что резкое падение стоимости нефти до уровня 60 долларов за баррель невозможно, поскольку уровень цен, обеспечивающий бездефицитные бюджеты стран — экспортеров нефти, значительно выше этой отметки. Однако эта точка зрения, справедливая для последних 10–12 лет, будет терять актуальность по мере того, как нефтяной рынок будет превращаться из «рынка продавца» в «рынок покупателя».

Даже год-два назад в ответ на падение цен на нефть производители действительно могли снизить объемы поставок, что позволяло в достаточно сжатые сроки восстановить удовлетворяющие их цены или даже вывести их на более высокий уровень без значительной потери доли мирового рынка. Теперь же снижение поставок хотя и приведет к восстановлению цен, но доля рынка будет неизбежно потеряна. Суммарная выручка экспортеров нефти все равно будет сокращаться — либо от падения цен, либо от сокращения физических объемов поставок.

По приблизительным оценкам, независимые производители при нынешних ценах на нефть могут обеспечивать дополнительное предложение нефти на рынок в объеме до 0,7–0,9 млн бар./ сутки. Это значит, что если цены на нефть упадут, скажем, до 80 долларов за баррель и страны ОПЕК решат ввести квоты, урезающие существующие поставки на 2 млн бар./сутки, то уже в течение одного года 0,7–0,9 млн баррелей суточной потребности мировой экономики в нефти будет замещено сырьем из стран, не входящих в ОПЕК. Объемы перепроизводства нефти в мире в последние два года составляли порядка 0,4–0,5 млн бар./сутки. Поэтому такой индикатор, как уровень бездефицитных цен на нефть для стран ОПЕК, перестает быть актуальным.

В последнем обзоре состояния мировой энергетики аналитики компании BP осторожно замечают, что до 2020 года резервные мощности стран ОПЕК подскочат примерно до 7 млн бар./сутки и для ОПЕК это станет серьезным испытанием.

Опыт прошлого десятилетия показывает, что даже при сравнительно меньших объемах резервных мощностей ОПЕК цена на нефть подвергалась значительному давлению со стороны фондовых рынков. Однако следует помнить, что попытки ОПЕК удерживать нынешний высокий уровень цен на нефть будут лишь стимулировать развитие альтернативных поставщиков и альтернативных технологий. Конечно, сдерживать падение может, например, ситуация на финансовых рынках — сырьевые рынки давно стали их составной частью. Биржевые спекулянты могут сделать падение более мягким, но вряд ли смогут предотвратить его, а с какого-то момента и вовсе начнут игру на понижение. В целом нельзя исключать, что сегодня мы находимся в ситуации 1979–1980 годов и до обвала нефтяных цен, как в 1986 году, осталось всего шесть лет.

Другое широко распространенное в экспертной среде мнение гласит, что значительное падение цен на нефть невозможно ввиду высокой себестоимости добычи нетрадиционных углеводородов (в частности, сланцевой нефти, нефти твердых песчаников, сверхвязкой битумной нефти). Тут нужно принимать во внимание два обстоятельства.

Первое: технологии добычи нетрадиционных углеводородов начали развиваться при сверхвысоких ценах на нефть. Но они не стоят на месте, и сейчас появляются новые, менее затратные (чему помог и провал нефтяных цен в 2009 году).

Второе: производство и добыча углеводородов — весьма капиталоемкий процесс, в котором наибольшую долю себестоимости составляют невозвратные капитальные расходы. Пробурив скважину, ее владелец уже никуда не денется, и если его выручка от продажи нефти из этой скважины будет покрывать операционные издержки, то он будет продолжать качать нефть и нести убытки. И при этом такой производитель будет из кожи вон лезть, чтобы снизить операционные издержки и выйти на окупаемость проекта, что будет толкать развитие всей отрасли. Именно так это произошло, когда цены на газ в США обвалились в шесть раз.

Аналогичная ситуация наблюдается с разработкой залежей битумной нефти в Канаде. Если нефтепроводы, железные дороги, порты и терминалы под подготовку и транспортировку нефти уже построены, то они так и будут перерабатывать и возить нефть, хотя в целом инвестиционный проект будет убыточным. Конечно, при низких ценах и неокупаемости проектов новые инвестиции в разработку нетрадиционных углеводородов вряд ли придут, но уже осуществленные вложения в отрасль никуда не денутся и будут обеспечивать максимально возможное предложение углеводородов на мировой рынок. Все это хоть и будет сопровождаться волной банкротств в отрасли, но не помешает ей продолжать эксплуатировать построенные мощности — после смены хозяев и/или реструктуризации долгов.

Наглядный примером того, как это происходит, — газодобыча в США. Бум в этой отрасли начался, когда стоимость газа находилась на уровне 550 долларов за 1 тыс. куб. метров (2007–2010 годы), а себестоимость добычи была на уровне 200 долларов. Когда стоимость газа в течение последующих двух лет обвалилась до 70 долларов за 1 тыс. куб. метров (соответствует 10,6 долларов за баррель нефти) и находилась на этом уровне в течение года, отрасль не остановилась, добыча продолжала расти и стабилизировалась только в прошлом году. Что не так уж и плохо — с учетом того, что цена упала в три раза по сравнению с изначальной себестоимостью.

Каким же может быть потенциал снижения цен на нефть, который не повлечет значительного сокращения рыночного предложения? Баррель высоковязкой нефти из Канады сейчас продается примерно на 20 долларов дешевле западнотехасской смеси WTI (то есть по цене 70–75 долларов за баррель), поскольку нет инфраструктуры для ее вывоза и переработки. Другой пример: в США стоимость многих местных сортов сланцевой нефти до запуска новых железнодорожных и трубопроводных мощностей в 2013 году находилась на уровне 50–60 долларов за баррель ввиду того, что сырье невозможно было транспортировать из мест добычи традиционным трубопроводным и железнодорожным транспортом. Тем не менее, несмотря на такую цену и отсутствие инфраструктуры, нефтедобывающая отрасль США последние два года росла как на дрожжах, ежегодно показывая прирост порядка 50 млн тонн в год. С учетом этих факторов уровень рентабельности добычи сланцевой нефти в США может находиться в районе 40 долларов за баррель, а для высоковязкой канадской нефти — 50 долларов за баррель. Производство углеводородов из традиционных источников имеет себестоимость в среднем на уровне 15 долларов за баррель.

Планы игроков
Соединенные Штаты. В 2014 году США продолжат наращивать объемы производства нефти. Одновременно правительство США с высокой вероятностью уже в текущем году отменит действовавший около 40 лет запрет на экспорт нефти, поскольку данное ограничение будет тормозить развитие отрасли. Начало экспорта нефти из США, по-видимому, приведет к росту внутренних цен на 10 долларов за баррель и снижению мировых цен примерно на 5 долларов за баррель.

Канада. Нефтедобывающая отрасль этой страны значительно сбавила темпы роста добычи, хотя имеет возможности для роста даже более быстрого, чем в США. Главными препятствиями остаются ограниченность инфраструктуры и необходимость перенаправления экспортных потоков с южного (рынок США) на западное направление (Азиатско-Тихоокеанский регион), что требует строительства новых нефте- и газопроводов, портов, терминалов для сжижения газа и перевалки нефти, а также новых железных дорог. Правительство США под предлогом угрозы для экологии заблокировало строительство новых трансграничных трубопроводов, обеспечивающих экспорт канадских углеводородов. Нефтедобыча в Канаде была ориентирована на обеспечение южного соседа нефтью, однако теперь стала мешать национальной нефтедобыче США. Сейчас проходят общественные слушания проекта нефтепровода из провинции Альберта в порт Китимат на Западном побережье Канады, запуск которого можно ожидать уже к 2018 году. Окончание его строительства, несомненно, приведет к скачкообразному росту нефтедобычи в Канаде. К этому же времени можно ожидать выхода Канады на азиатский рынок СПГ и нефти.

Мексика. Нынешнее правительство Мексики выработало межпартийный консенсус, который, в частности, привел к тому, что в декабре 2013 года поправками в конституцию страны были сняты ограничения на участие иностранных инвесторов в национальных нефтегазовых проектах. Геологические запасы Мексики допускают возможность дву- или даже троекратного увеличения добычи нефти в ближайшие 20–25 лет. Исходя из этого можно ожидать роста объемов добычи на 7–10% в год в течение двух лет. Впрочем, аналитики пока не склонны делать долгосрочные прогнозы в отношении Мексики.

Африка. Здесь по сравнению с началом 2000-х достигнуты немалые успехи. Высокие цены на нефть привели к формированию местных деловых и финансовых столиц (Лагос, Аддис-Абеба, Найроби) с современной инфраструктурой. Наметился серьезный тренд развития за счет экспорта различного сырья, в том числе углеводородного. И хотя сохраняются определенные внутренние проблемы в Конго, Южном Судане и долине реки Нигер, инвестиции и помощь в обмен на ресурсы со стороны Китая уже в течение текущего десятилетия позволят радикально преобразить экономический ландшафт континента.

Южная Америка. Основным игроком, от которого будет зависеть дополнительное предложение латиноамериканской нефти на мировой рынок, является Бразилия. Страна начала разработку сверхглубоких месторождений на шельфе, дополнительное поступление нефти с которых можно ожидать уже в этом году. Объемы поставок в 2014 году ожидаются незначительными, но в пятилетней перспективе Бразилия может начать поставлять на мировой рынок около 2 млн баррелей в день. В тоже время развитие нефтедобычи в Венесуэле — крупнейшей в мире по запасам нефти стране — продолжает снижаться и составляет сейчас всего 120 млн тонн в год.

Страны Персидского залива. Иран из-за эмбарго значительно сократил экспортные поставки на мировой рынок, но сейчас, после отмены санкций, готов нарастить добычу нефти на 1,3 млн бар./сутки. Ирак рассчитывает уже в этом году нарастить объемы добычи на 0,5 млн бар./сутки. А спад в нефтедобыче Ливии, вызванный волнениями в стране, может быть как минимум на 50% преодолен уже в этом году, что означает дополнительные 0,5 млн бар./ сутки для мирового рынка. При этом ход переговоров о перераспределении квот на добычу между Саудовская Аравией, Ираном, Ираком и Ливией может быть неким индикатором более долгосрочного поведения картеля, так как потребует сокращения добычи не только отдельными участниками, но и всей организации в целом.

Прогнозирование цены на нефть – очень неблагодарное дело, так как зависит от множества не всегда прозрачных и зачастую скорее политических, чем экономических факторов. Однако как раз усиление последних позволяет сегодня строить прогнозы с более высокой надежностью. Даже если в ближайшей перспективе резких колебаний цен на нефть не произойдет, в целом динамика на рынке будет развиваться в понижательном направлении в следующие 10-15 лет. И для российского правительства это может стать очень серьезным испытанием.

Ссылка на источник: http://expert.ru/expert/2014/08/novoe-kachestvo-ryinka-nefti/


Больше новостей:

Типы крыш РВС

Опубликовано 26.07.2017
Общие требования к конструкциям стационарных крыш РВС установлены ГОСТ 31385-2016 «Резервуары вертикальные цилиндрические стальные для нефти и нефтепродуктов». В соответствии с ним крыши для РВС подразделяются на следующие типы: 1. Бескаркасная коническая Крыши бескаркасного конического типа чаще всего применяют для небольших резервуаров РВС объемом 100 м3 — 1000 м3. Ее несущая способность обеспечивается конической оболочкой настила. Угол конусности составляет от 15° до 30°. Полотнище крыши сваривается двусторонними

АГЗУ, ГЗУ (Автоматизированные групповые замерные установки): Спутник, Масса, Дельта

Опубликовано 26.12.2016
АГЗУ - Автоматизированная Групповая Замерная Установка - блок учета для автоматического определения дебитов нефтяных скважин. Автоматизированные групповые замерные установки применяются в следующих областях: напорные системы сбора продукции нефтяных скважин и автоматизированные системы управления технологическими процессами нефтедобычи. Функциональное назначение установки - контроль количества жидкости и попутного газа с выдачей результата в блок управления или на верхний уровень АСУТП.Более подробно задачи АГЗУ можно

Антикоррозионная защита резервуаров: система водоотводящих поясов

Опубликовано 21.11.2016
Ни для кого не секрет, что одним из наиболее потенциально проблемных мест вертикальных резервуаров является область стыка днища со стенкой. Эта часть РВС сильно подвержена влиянию атмосферных осадков, а также накоплению различного рода наносных отложений. На первый  пояс резервуара приходится основная нагрузка как от внутреннего давления хранимого продукта, так и от массы вышерасположенных элементов самой металлоконструкции.Совокупность всех перечисленных факторов на практике приводит к тому, что наиболее частым видом

CNPC ищет площадку для производства нефтегазового оборудования в Тюменской области.

Опубликовано 01.08.2016
В Тюменской области в перспективе, возможно, будет создано новое производство нефтегазового оборудования китайской госкорпорации CNPC. Об этом сообщил главный специалист сектора импортозамещения департамента инвестполитики и господдержки предпринимательства Тюменской области Александр Доронин.«В сфере производства нефтегазового оборудования китайских компаний в Тюменской области присутствует мало, но предпосылки к их появлению есть», - сказал он по итогам встречи с китайскими партерами на одном из круглых столов выставки

Все новости раздела Наша Работа

Все новости и статьи

Форма обратной связи
Ваше имя*:Номер телефона*:
Email:Город:
Название организации*:
Вопрос:

Поля, помеченные * обязательны для заполнения.

Нажимая кнопку "Отправить запрос", Вы соглашаетесь с политикой обработки персональных данных сайта.

 
Запрос на тему проектно-технической документации
Ваше имя*:Номер телефона*:
Email:Город:
Название организации*:
Вопрос:

Поля, помеченные * обязательны для заполнения.

Нажимая кнопку "Отправить запрос", Вы соглашаетесь с политикой обработки персональных данных сайта.

 
Запрос на тему проектно-технической документации
Ваше имя*:Номер телефона*:
Email:Город:
Название организации*:
Вопрос:

Поля, помеченные * обязательны для заполнения.

Нажимая кнопку "Отправить запрос", Вы соглашаетесь с политикой обработки персональных данных сайта.

 
Форма запроса цены
Запрос цены на
Ваше имя*:Номер телефона*:
Email:Город:
Название организации*:
Дополнительная информация:

Поля, помеченные * обязательны для заполнения.

Нажимая кнопку "Отправить запрос", Вы соглашаетесь с политикой обработки персональных данных сайта.

 
Форма заказа
Заказ
Ваше имя*:Номер телефона*:
Email:Город:
Название организации*:
Дополнительная информация:

Поля, помеченные * обязательны для заполнения.

Нажимая кнопку "Отправить запрос", Вы соглашаетесь с политикой обработки персональных данных сайта.

 
Форма заказа оборудования, стоимости и условий поставки
Ваше имя*:Номер телефона*:
Наименования:
Добавить
Email:Город:
Название организации*:
Дополнительная информация:

Поля, помеченные * обязательны для заполнения.

Нажимая кнопку "Отправить запрос", Вы соглашаетесь с политикой обработки персональных данных сайта.